Господствующая пандемия заставляет законодательные органы самых разных стран идти на очень серьезные шаги в отношении гемблинг-индустрии — от протягивания “рук помощи” до притеснений, находящихся за гранью здравого смысла. В то время как одни регулирующие структуры ввели игорную деятельность полностью под запрет, другие — продемонстрировали адекватное понимание ситуации и роли гемблинг-сектора в экономике своих юрисдикций.

Китай. По протоптанному пути

Китай служит ярким примером того, как не стоит регулировать игорный бизнес. За те две недели, что в Макао были закрыты самые известные казино региона, игорный сектор понес невообразимые финансовые потери. Когда же жители всей страны решились обратиться к онлайн-пространству, китайское правительство намеренно и стойко оставило данное явление без какого-либо внимания, отказываясь даже рассматривать вариант возможной легализации онлайн-гемблинга на период карантина.

Вовсе не удивительно, что коронавирус и его последствия сильно ударили по наземным казино Макао. Так, за февраль потери составили в районе 90 процентов относительно прошлогодних данных. Более того, правительство Поднебесной было вынуждено сократить ожидаемый доход от гемблинг-индустрии за 2020-ый год в два раза! Отнюдь не трудно предположить, что наземный сектор в Макао мог бы значительно лучше справиться с коронакризисом, если бы существовала возможность продвижения своих услуг в онлайн-рамках, пусть и в ограниченном формате.

В течение двухнедельного закрытия казино в Макао, эксперты и аналитики индустрии не пришли ни к чему другому, как в очередной раз продемонстрировать преимущества, которые китайская сторона упускает, а вернее — игнорирует, отказываясь от легализации онлайн-гемблинга в своей стране. Ведь вплоть до закрытия наземного казино показатель китайских игроков, посещавших онлайн-казино, возрос на 90 процентов в сравнении с 2019-ым годом. Куда же отправляются китайские любители казино? Вполне закономерно на офшорные сайты, в особенности расположенные на Филиппинах.

Впрочем, власти Китая намерены заполучить тотальный контроль над игорной индустрией: совсем недавно Министерство безопасности страны объявило о стремлении ужесточить свою кампанию, направленную против онлайн-гемблинга.

Помимо блокировки сайтов и внесения их сотрудников в черный список правительство намерено вмешиваться в офшорные операции, перехватывая те финансовые активы, что участвуют в транзакциях. Более того, платежные системы, занимающиеся проведением подобных офшорных операций, будут отслеживаться госорганом и наказаны в случае правонарушений.

Сложно даже представить, что может заставить Китай изменить свою радикально консервативную позицию в отношении легализации онлайн-гемблинга!

Филиппины. Перекрывая себе воздух

21-ого марта Филиппинский регулирующий орган PAGCOR решил временно приостановить все формы игорной деятельности, в том числе и онлайн-гемблинг. Подобное вызвало возмущение со стороны всех заинтересованных, учитывая, что ранее филиппинское правительство утверждало, что онлайн-сектор продолжит свою работу вне зависимости от хода пандемии.

Теперь же экономика Филиппин, крайне тесно связанная с деятельностью игорного бизнеса, обречена понести серьезные финансовые потери. Понимает это и руководитель PAGCOR Андреа Доминго, направившая в конце марта официальный запрос в правительственный орган страны. Ответ со стороны административной структуры оказался красноречивым и исчерпывающим: данный вопрос даже не рассматривается “на нашем столе”.

Подобное заявление выглядит довольно бескомпромиссным, даже несмотря на то, что в марте организация PAGCOR выделила $118 миллионов в поддержку Фонда социально-гражданских проектов. Средства призваны помочь в борьбе с коронавирусом. В свою очередь, филиппинское правительство подготовило сумму в $528 миллионов, чтобы облегчить экономическую жизнь разным секторам бизнеса, включая и сферы досуга и развлечений.

Как бы то ни было, из-за приостановления деятельности онлайн-гемблинга Филиппины ежемесячно теряют почти $118 миллионов, что для такого несущественного, с точки зрения своих физических размеров, государства весьма существенная сумма.

Латвия. Вопреки здравому смыслу

С экономической, как, собственно говоря, и с любой другой точек зрения, меры, принятые законодательным органом Латвии, не только не имеют никакой смысловой нагрузки, но и даже противоречат сами себе. 22 марта латвийский парламент выпустил закон, запрещающий деятельность наземного игорного сектора, при этом позволяющий онлайн-гемблингу продолжать свое функционирование. Однако, все тот же закон приостановил действительность всех без исключения видов гемблинг-лицензий (и наземного, и онлайн-секторов).

После томительного ожидания со стороны операторов в надежде на какое-либо прояснение оказалось, что, начиная с 6-ого апреля, гемблинг-индустрия под строгим запретом. На сегодняшний день подобное пресечение продлено вплоть до 15-ого апреля. Тем не менее, существует вероятность, что ограничение может растянуться и на более долгий срок (до трех месяцев).

Янис Трегерс, представляющий Общество интерактивных азартных игр в Латвии, недавно заявил, что решение правительства противоречит “экономической логике” и что те операторы, чей бизнес оказался ущемлен подобными мерами, вправе обратиться в суд, выдвигая иски против правительства Латвии с целью покрытия своих финансовых потерь.

Запрет наземного гемблинга — очевидная и вполне объяснимая профилактическая мера, но приостановление действительности всех лицензий оставляет широкий простор всем заинтересованным зарубежным операторам для возможностей. Лишний повод взглянуть в сторону Китая, чтобы не повторять уже совершенные другими ошибки.

В это сложно поверить, но существует и еще один парадокс, вызванный правительственным решением вывести гемблинг из области легального функционирования. Итак, основа закона — желание обезопасить игроков, чрезвычайно увлеченных азартными играми, от лишних трат, столь непозволительных в разгар экономического кризиса. Однако у зарубежных операторов, к которым игроки непременно обратятся, нет доступа (или нет желания иметь доступ) к недавно организованному регистру самоисключенных игроков, что само по себе таит еще большую опасность, чем если бы латвийские онлайн-операторы продолжали свою работу. С другой стороны, в период пандемии легализованной оказалась индустрия онлайн-услуг по продаже и доставке алкоголя, что призвано сократить количество людей, покидающих свои дома.

В прошлом правительство Латвии уже проработало запрет офшорным операторам предлагать свои услуги на рынке страны. Так, местным финансовым институтам абсолютно запрещено проводить любые операции, включающие нелицензированных операторов, а поставщикам интернет-услуг требуется блокировать домены нелицензированных сайтов. Складывается впечатление, будто Латвия существует в некой параллельной реальности, где доступ к VPN, зеркальным сайтам и прокси-серверам еще так и не существует.

Германия. Спиной к кризису

Германия, взяв достаточно времени для размышления, наконец-таки вернулась к идее о необходимости урегулирования онлайн-рынка. Так, в начале марта главы шестнадцати немецких регионов проголосовали за легализацию покера и игр онлайн-казино. Однако не без довольно жестких ограничений: на одно вращение слота можно максимально поставить €1, а лимит на внесение средств — €1,000. Кроме того, регулирующие органы Германии теперь принимают заявки на получение лицензий для спортивного беттинга — решение, которое, по мнению официальных лиц, практически на 100 процентов должно вернуть сферу ставок на спорт в легальный и полностью урегулированный рынок.

Парадокс в том, что несмотря на экономический кризис, способный обернуться периодом новой Великой депрессии, принятая система регуляций должна вступить в силу 1 июля 2021-ого года, не оставляя немецким игрокам никакой иной альтернативы, как обратиться к сайтам, функционирующим в Германии без лицензии, а следовательно, не совершающих никаких налоговых отчислений. В период таких нестабильных времен любые дополнительные финансовые источники могли бы сыграть серьезную роль. Могли бы. Ко всему прочему, странно, что именно Германия, известная своей дальновидностью, а также законопослушностью, откровенно отказывается использовать такую финансовую возможность в столь сложной экономической ситуации, тем самым позволяя операторам серого и черного рынков извлечь максимум на немецкой земле.

Нидерланды. Мертвой хваткой

Правительство Нидерландов держит гемблинг-сектор на коротком поводке. Поводок — законодательные положения, ограничивающие деятельность игорной индустрии.

Пока в разных юрисдикциях выдвигаются лишь предупреждения относительно рекламных стратегий с использованием темы коронавируса, Kanspelautoriteit (KSA) — регулирующий гемблинг-индустрию орган Нидерландов — уже не просто испытывает легкое раздражение, а принимает конкретные меры. Минимальный штраф за использование пандемии в качестве рекламного призыва к действию будет караться суммой в €250 000, что на €50 000 больше, нежели предыдущие санкции. Более того, сумма может быть увеличена в зависимости от контента рекламы.

С одной стороны, решение KSA имеет под собой крепкий фундамент, так как эксплуатация кризиса — не лучшая идея, только усугубляющая уже сложившийся стереотип относительно индустрии. С другой стороны, полное избегание коронавируса — игнорирование слона, стоящего перед самым носом.

Более того, насколько остальные индустрии ограничены в использовании пандемии в своих рекламных целях?

Великобритания. С кнутом и пряником

Члены Совета по азартным играм и тотализаторам (Betting and Gaming Council), которые включают в себя 90 процентов всего игорного и беттинг-бизнеса на территории Великобритании, получат финансовую помощь от правительства страны для того, чтобы выплачивать зарплаты своим сотрудникам, а также будут освобождены от уплаты налогов на период пандемии.

Изначально индустрия казино и ставок на спорт даже не была включена в перечень секторов из сферы досуга, кому правительство собиралось оказать финансовую поддержку. Резкое изменение, естественно, было положительно воспринято Советом (Betting and Gaming Council), однако, согласно самому странному сценарию, в то же самое время члены парламента Великобритании выдвинули Совету по азартным играм и тотализаторам требование установить ежедневный лимит на ставки в размере £50 для исключения потенциальных рисков чрезмерного гемблинга.

Последнее — не что иное, как желание правительства Великобритании напомнить, в чьих руках все-таки находится власть. Председатель Комиссии по азартным играм Великобритании Ник Макартур выступил с публичным письмом, в котором операторов онлайн-гемблинга попросили продемонстрировать самые высокие стандарты пользовательской защиты на период кризиса, особенно в отношении возрастного ценза и платежеспособности игроков. Вдобавок ко всему прочему при первом же признаке чрезвычайно увлеченного поведения операторам будет необходимо немедленно вмешаться в ситуацию.

Еще один факт, заслуживающий нашего внимания: 2-ого апреля при пересмотре Акта азартных игр от 2005-ого года Комиссия по азартным играм Великобритании установила, что игрокам в возрасте до 25 лет будет запрещен доступ к VIP-программам в рамках онлайн-платформ. Ни о каких других ограничениях данной возрастной категории не сообщалось ни в отношении продажи алкогольной или табачной продукций, ни права голоса, ни воинской обязанности. Неужели включение геблинг-сектора в программу финансовой помощи было направлено лишь для укрепления и без того крепкого контроля со стороны правительства Великобритании?

Как бы крепко узел ни был бы затянут, всегда существует простор для ужесточения мер. Но как бы отчетливо правительство Великобритании не понимало, какую роль играет гемблинг-индустрия в экономической жизни королевства, законодательный орган, в первую очередь, существует для защиты интересов граждан.

Мальта. Надежное правительственное плечо

24-ого марта премьер-министр Мальты Робер Абела сообщил о финансовой помощи, призванной помочь тем секторам мальтийской экономики, что пострадали сильнее всего из-за вспышки коронавируса. Правительственные субсидии включают €800 в месяц за каждого штатного сотрудника и €500 за каждого работника неполного дня. Получить подобные субсидии могут работодатели из сфер гостиничного бизнеса, развлекательной индустрии, наземного и туристического бизнеса.

Нетрудно догадаться, что предназначение подобного пакета стимулирующих мер — предоставить финансовую поддержку сегментам бизнеса, на которые кризис повлиял ощутимее всего, в надежде на их скорейшее восстановление от последствий экономической катастрофы.

Будучи сердцем iGaming-индустрии, Мальта прекрасно отдает отчет важности гемблинг-сектора, не обременяя сферу никакими дополнительными мерами, кроме как соблюдение адекватности рекламных кампаний в период коронавируса.

США. Возрастающий аппетит до ставок

Невзирая на дефицит событий из мира реального спорта, количество штатов, продолжающих легализацию спортивного беттинга, увеличивается. Так, в Вашингтоне легализовали ставки на спорт на территории коренного народа американской земли, а регуляторы штата Колорадо и вовсе не приостановили выдачу лицензий операторам спортсбуков, рассчитывая, что в мае спорт вернется на свои арены (мы же надеемся, что операторы спортсбуков в свое портфолио внесут киберспорт и виртуальный спорт, чтобы игрокам было на что все-таки ставить). В свою очередь, в Вирджинии недавно приняли законопроект не только регулирующий беттинг, но и позволяющий строительство 5 казино-комплексов на территории данного штата.

Кроме того, в некоторых американских штатах до сих пор следуют своему запланированному расписанию конные скачки с тем лишь исключением, что зрителям вход строго запрещен. Однако в то же самое время для зрительского комфорта предлагается множество приложений и онлайн-платформ для совершения лучших ставок. Удивительно, что в США индустрия конного спорта еще продолжает стоять на своих четырех, несмотря на то, что многие страны отказались от идеи проводить соревнования в период пандемии.

С другой стороны — пример Лас-Вегаса, где казино приняло на себя мощнейшую экономическую волну кризиса из-за закрытия игорных заведений. Однако местному сектору уже была обещана финансовая помощь в размере $2 триллионов для стимуляции экономики.

Между тем, Совет по контролю азартных игр Невады (Nevada Gaming Control Board) заявил, что владельцам лицензий будет разрешено предлагать ставки на киберспорт, чтобы те, кто очень сильно скучает по ставкам на реальный спорт, смогли несколько удовлетворить свои желания, например, выбрав самую интригующую ставку в CounterStrike: Global Offensive.

В конечном счете

Очевидно, что Мальта, Великобритания, США демонстрируют глубокое понимание роли, которую играет гемблинг-индустрия в рамках экономической жизни этих стран. В большинстве своем игорная сфера, как бизнес, не отличается в своем положении от других сфер: предъявляются аналогичные требования согласно безопасности, выделяются идентичные финансовые стимулирующие пакеты для поддержания деятельности. Последнее — крайне разумная инвестиция со стороны правительств стран, поскольку часть вложений возвращаются в виде налоговых сборов, пополняя казну.

А вот позиции, что заняли регулирующие органы Китая, Филиппин и Латвии, вовсе не выглядят дальновидными и продуктивными. Вместо того, чтобы отвести индустрии казино ценное место в жизнедеятельности экономики страны, они, напротив, делают все, чтобы минимизировать деятельность игорного сектора. Китай, возможно, и не удивил своим решением, а вот новости из филиппинских и латвийских сторон прозвучали как гром среди ясного неба, повергнув многих не во что иное, как шок.

В тот момент, как только закон, исключающий возможность гемблинга, подписан, мировой черный рынок занимает свое комфортное место прежде, чем чернила на бумаге успевают высохнуть. Так, вновь и вновь один и тот же урок повторяется по кругу: оставляя игорный бизнес под запретом закона, регуляторы позволяют беспрепятственно семенам черного и серого рынков расти и процветать. Когда корни уже пущены, вырвать сорняк становится практически невыполнимой задачей.

Что бы ни происходило, одно невозможно отрицать: гемблинг-индустрия напрямую связана с владельцами других секторов бизнеса, как, например, туризм и гостиничная сфера, а следовательно, их судьбы тесно переплетены.

В проблемные времена имеет значительно больший смысл массовое единение, а не поиск козла отпущения. Ведь все мы — части одной картины.